Краткое содержание: Уильям Зинсер «Как писать хорошо»

У.Зинсер "Как писать хорошо"

В рубрике «Краткое содержание»  я выбираю десять лучших советов, мыслей, идей из какой-либо популярной или любопытной книги. Хотя не во всяком издании столько их и наберется.  Почин достается недавнему бестселлеру Уильяма Зинсера  «Как писать хорошо. Классическое руководство по созданию нехудожественных текстов».

Главный недостаток  книги, определяющий все остальные – это ее англоязычность.  И это не столько  разница в грамматике и стилистике языков, сколько  более фундаментальная и прочная: миров, менталитетов и мнений, в том числе о том, что принимать за образец. Книга о текстах нехудожественных, публицистических, и автор в каждой главе приводит,  как пример жанра, отрывки из блогов, статей, мемуаров и прочего. И очень часто колышется в голове одинокий вопрос: в каком месте восторгаться? Но пособие не пустое, написанное по делу, поэтому можно выудить несколько ценных замечаний, иногда банальных, но столь справедливых, что повторение им никак не вредит:

1. Важность правок и редактуры. Автор настаивает, что писать – значит переписывать. То, что написалось, как первый вариант – это глыба, которую надо обтесывать и обрабатывать, чтобы увидеть изящную скульптуру или, на худой конец, извлечь руду.

2. Сокращайте. Зинсер говорит: «Словесный мусор – беда нашей страны». Вот уж, где царит интернационализм, и мы можем под этим расписаться. Чтобы это сделать, нужно сначала выкинуть его из головы. Миссия не выполнима, поэтому расчищать свои тексты можно лишь в несколько заходов во время кропотливой их редактуры. Зинсер утверждает, что

«большинство черновиков можно сократить на 50 процентов без всякой потери информации и авторского голоса».

3. Борьба с канцеляритом. Американец, естественно, не употребляет этого слова. Его придумал наш замечательный Корней Чуковский, а замечательная переводчица Нора Галь написала про напасть известную книжку «Слово живое и мертвое». Канцелярит – это слово мертвое. И как оно знакомо: «Мусор – это и громоздкий эвфемизм, который превращает трущобы  в зону социально-экономической депрессии, а городскую свалку в объект размещения отходов». Это язык политики, все чаще и бизнеса. В текстах вакансий не с первого прочтения поймешь, кто нужен и зачем: оптимизации, внутренние коммуникации, администрирования, сервисности, требования от кандидатов релевантного опыта и «инновации идей».

 4. Ложная гордость. Все эти слова – боязнь показаться простым, неумным и несолидным. Автор рассказывает, как он работал с директорами школ. Их стремление быть «современными» привело к тому, что родители учеников перестали понимать, что написано в адресованных им администрацией письмах. О возможности позвонить учителю и обсудить успехи ребенка было написано,  как  о создании мультиуровневой специальной коммуникационной телефонной связи. Процесс превращения этих плохоперевариваемых текстов в письма живых людей был тернист. Директора до последнего хотели казаться «умнее», пока не убедились, что простые тексты с естественной интонацией работают на цель  вернее.

5.  В итоге Зинсер дает практическую рекомендацию: «Итак, остерегайтесь употреблять длинные слова, которые ничем не лучше коротких: «содействие» (помощь), многочисленные (многие), воспрепятствовать (помешать), индивидуум (человек), изначальный (первый), чрезвычайно (очень)… получивший наименование (названный) и сотни других. Остерегайтесь скользких модных словечек – всех этих парадигм и приоритетов, гламуризаций и потенциализаций. .. Не ведите с людьми диалога, если можно просто поговорить. И не надо ни с кем «контактировать»».

6. Каждый элемент текста должен выполнять работу. В идеале, в жизни так бывает редко, но к этому стоит стремиться. Зинсер: «Вот прием, который сочли полезным мои студенты из Йельского университета. Я заключал в скобки все кусочки текста, не выполняющие полезной работы. Часто в них попадало только одно слово – к примеру, наречие с тем же смыслом, что и глагол («радостно улыбнулся») или очевидное прилагательное («высокий небоскреб»). Часто мои скобки брали в плен какой-нибудь спецификатор, ослабляющий любую фразу («слегка», «вроде»), или такие обороты, как «в известном смысле», вовсе ничего не означающие».

7. Глаголом жечь. В прямом грамматическом смысле. Важность этой части речи для хорошего стиля подчеркивается во всех тематических пособиях. Именно  глагол дает  динамику, движение и смысл. Ему в ущерб современные авторы злоупотребляют существительными. Они  тормозят текст и образуют непролазные чащи для читателя: «Существительные, которые выражают понятия, обычно используются в плохих текстах вместо глаголов, объясняющих, кто что сделал». Автор приводит узнаваемые примеры: «Общей реакцией был недоверчивый смех», «Царящая здесь враждебность – симптом перемен». Можно привести примеры из книги Норы Галь, где  отглагольные существительные все равно требуют при себе глагола: испытывал недоверие (не доверял), совершил нападение (напал), произведено 15 награждений (наградили 15 человек).

8. В «Как писать хорошо» есть небольшие главки с разбором отдельных публицистических жанров:  критики, деловой  переписки, спортивной и музыкальной журналистики и т.д. Если человек пишет о сложных научных явлениях и открытиях, ему важно уметь последовательно и ясно их разбирать на доступном для среднего читателя языке. Для развития этого навыка  Зинсер дает студентам хорошее упражнение: надо написать, как устроен какой-нибудь простой прибор (огнетушитель, холодильник и т.д) и преподнести его работу так, чтобы было понятно младшему школьнику. Говорит, что подобная практика даже помогает структурировать мышление людям «с кашей в голове».

9. Мемуары. В Америке люди пишут воспоминания не потому, что у них есть известное имя, или необыкновенная история, или экзотическая фактура. Они вспоминают жизнь на досуге, потому что у них есть такая потребность. Потребность что-то понять про себя, свой путь и потребность передать это знания дальше – детям и внукам. Им не нужны тиражи и гонорары, им важен процесс. Зинсер вспоминает, как многих раскрепощает и преображает это занятие: 

«И все-таки сам физический процесс письма – могучее средство познания, в каком бы возрасте вы этим ни занимались. Роясь в прошлом, я часто поражаюсь, как давно забытый случай выныривает из недр моей памяти именно тогда, когда в нем возникает нужда»

10. Личная интонация. В современных текстах люди все больше боятся быть собой. Они громоздят друг на друга длинные слова и создают впечатление, что писал робот, в который загрузили пару словарей. Автор призывает не боятся использовать местоимение «я», а если это невозможно, то постоянно его подразумевать. Только так можно перестать писать отчужденно и начать писать хорошо. 

Прочитать отрывок из главы на сайте http://esquire.ru
Зинсер «Как писать хорошо»  на labirint (561 руб) и на livelib; есть в электронном виде: кто ищет, тот найдет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *